Главная > «А кто сказал, что мы нормальные?»
На этой странице показано одно сообщение с комментариями к нему, самые новые комментарии снизу.

139 месяцев назад

Постоянная ссылка Vanav

Категории

«А кто сказал, что мы нормальные?»

Он безмятежно наблюдал за трассерами капель на стекле. Интересно, подумал он, откуда такое непривычное спокойствие? Наверно он в чём-то вырос, и привык по-отцовски относиться к этим каплям. Нет, ему определённо не понравился результат самоанализа. «Романтика в сочетании с цинизмом», вспомнил он ироничное описание. Две крайности, между которыми бьётся душа.

Холодно. Мне сегодня холодно.
У закрытых ворот твоего города,
От ледяных нот твоего голоса,
От мертвой петли телефонного провода.

На улице тот же дождь оказался ближе и острее. Интересно, сколько людей живут за стеклом, наблюдая за бьющимися к ним каплями? Наверно, это удобно, делать вид что их ничего не касается. Он случайно набрал полный ботинок воды и улыбнулся: кто там желал углубиться? Самое что ни на есть психологическое погружение, ничто не сравнится с реальным ощущением.

Ну как же это у тебя получается?
Набираю твой номер, и деньги всегда кончаются.
От мысли одной о тебе становится холодно,
Не только мне, но и огромному городу!

Интересно ночью: казалось бы, всё хорошо, и дождя не видно, но он ощущается. Он прошёл по краю моря, это было его любимое место: в любую сторону до ближайшей жизни сотни метров тёмной пустыни. Как собственно и в его душе. Забавная зона отчуждения. И чем больше он старался её сократить, тем сложнее ему самому становилось. Ну почему все вокруг так всё усложняют?

Ну, сделай хоть что-нибудь, встань до полудня,
Открой все клетки, выпусти птиц,
Разбей гитару,
Зачем тебе этот груз?
Ты просто дай шанс этой весне,
Понимаешь, кофе стынет в стаканах,
Когда ты вот так день за днем играешь
Свой зимний блюз!

У него замёрзли руки, и он засунул их в карманы. А что если как в прошлый раз, с причала?.. Зато отлично приводит мысли в порядок. Хотя мысль одна — согреть ладошки. Хоть что-нибудь согреть.

Он едва заметно улыбнулся: а кто сказал, что дождливый вечер с ворохом абстрактных мыслей должен также нелепо закончиться. Итак, чего в данный момент не хватает больше всего?

«Алло…», она сняла трубку только после шестого звонка. «Привет, солнце.», он только что понял главный недостаток телефонов — нужно что-то говорить. Ну почему нельзя просто приятно помолчать вместе. «Я взял немного тортика, и сейчас к тебе заеду» — «Зачем?», ну что за странные вопросы. Потому что у меня закончились чистые тарелки под тортик, ага. «Просто хочу тебя увидеть», сказал он правду. «Ну заезжай.», тон соответствовал фразе «тортик оставь на пороге и уходи». Ну да он уже привык к дождю.

Был я столько раз так больно ранен,
Добираясь до дому ползком,
Но не только злобой протаранен —
Можно ранить даже лепестком…

Когда они смогли снова вдохнуть воздух, с его волос всё ещё стекали капли по щеке. «Надеюсь тортик не выронил», подумал он и осмотрел ещё не согревшуюся руку с тортом, поскольку не доверял её ощущениям. Они долго болтали после чая, сидя друг напротив друга по-детски поджав ноги. Она любила внимание, но как бы говорила: «Игнорируйте меня, но — приставая ко мне! А я буду говорить «нет!». Но ему сейчас было приятно, и он ни о чём не задумывался, потому что не стоит искать ответы там, где их не может быть.

Они ласкали друг друга на диване, просто так, потому что им это нравилось. Она любила обнимать его плечи, забираться руками под рубашку и тереться щекой о его грудь. Он с тех пор никак не мог понять других людей, которые готовы были бесконечно ранить друг друга вместо того, чтобы делать то, что им приятно. Она жила в соседнем доме, и он каждое утро проходил мимо него, но казалось, что до неё километры зоны отчуждения. До тех пор, пока они не встречались, и не сливались в одно целое.

Ранил я и сам — совсем невольно —
Нежностью небрежной на ходу,
А кому-то после — было больно,
Словно, босиком ходить по льду.

«Пока», улыбнулся он. Она молча закрыла за ним. «Спокойной ночи, дорогой», «приходи ещё», «мне было приятно» было не для неё. Она хотела бы видеть его у себя каждый день, только вечно спорила с собой, и поэтому не хотела оставлять решений ни в чью пользу в виде слов.

Почему иду я по руинам
Самых моих близких, дорогих —
Я, так больно и легко ранимый,
И так просто ранящий других?…

И он улыбнулся дождю.

- Пап, неинтересная сказка.
- Ты ещё не спишь? — удивидся он.
- Я думал, они через день разлетятся в разные города, а потом будут искать друг друга, убивая врагов на своём пути. Ты что, фильмы не смотришь?
- Да я что-то задумался о своём… — он погладил сына по голове, но слегка, чтобы не разбудить окончательно, — Засыпай, в следующий раз будет более весёлый сюжет.
- Чем он опять недоволен был? — спросила она.
- Да так, сказку из жизни не оценил. Я думал он уже заснул.
- Знаю твои сказки, сложные и трагичные, якобы повторяют хитросплетения судеб, а так.. слишком много красок для претензии на реальность, нормальные люди так не говорят, будто каждым словом черпают палитру мировоззрения. Нормальные люди проще, и всегда делают то, что хотят.
- А кто сказал, что мы нормальные? :)

Комментарии

  • Ignat

    Спасибо! Хороший рассказ. Отдельное спасибо за стихи Евтушенко (последние три куплета).

    Ответить

Ваш комментарий

(обязательно)
(не отображается)



Подсказка синтаксиса